Киллер по красавицам

Глава 1.

Я задумчиво поглядела в окно. Вот и весна началась. Солнышко светит, птички поют... То есть вороны каркают. А я уже второй месяц почти не вылезаю из дома. Хорошо, заработанные в гадальном салоне деньги еще не закончились. На еду и на квартплату пока хватает, но модные туфли уже купить не на что. Мой гадальный салон накрылся медным тазом, ничего другого делать я не умею - только гадать. И вот теперь сижу дома, проедая остатки не таких уж больших накоплений, и раздумываю о своей незавидной участи. Работы у меня нет, устроиться куда-либо в Городе с образованием филолога практически нереально. С личной жизнью тоже проблемы. Почему-то все парни, которые мне нравятся, оказываются маньяками или, на худой конец, обычными преступниками. Интересно, я-то чем привлекаю разнокалиберных негодяев? Или дело в том, что сама в них влюбляюсь, а они лишь отвечают на мое большое и чистое чувство? Ну почему я никогда не западаю на добропорядочных граждан? 

Вот есть у меня, к примеру, приятель Паша. Стройный блондин. Вернее, был бы блондином, если бы у него на голове было побольше волос. И наверняка был бы стройным, если бы вылечил хронический гастрит. А уж если бы вставил недостающие передние зубы, так цены бы ему не было. Пока же – без зубов, без волос и без намеков хоть на какую-то мускулатуру он похож на Кащея Бессмертного в нелучшие годы. Зато в законопослушности Паши я уверена на все сто. И он полон самых что ни на есть серьезных намерений на мой счет. Но все же пока узник Освенцима с редкими  волосиками меня не привлекает. Хотя, еще несколько романов с серийными убийцами, и возможно, Паша покажется мне ангелом во плоти. От грустных размышлений меня отвлек телефонный звонок. Конечно, это Паша. Легок на помине.

- Полечка, я… мы тут у твоего подъезда стоим. Можно к тебе подняться?

Я посмотрела на часы. Да уж, не слишком удачное время для светского визита. Часовая стрелка ближе скорее к одиннадцати вечера, чем к десяти. К тому же завтра не суббота, а, напротив, понедельник, все нормальные люди на работу идут. Правда, ко мне это не относится, как, впрочем, и к Паше. Ладно, что ж поделаешь, если люди стоят буквально под дверью… Разумеется, я милостиво разрешила Паше подняться и пошла открывать дверь. Паша уже стоял на пороге, да не один, а вместе с невысокой темноволосой девушкой, весьма симпатичной.

- Знакомьтесь, это Полина, а это моя двоюродная сестра Алена. - протараторил Паша, едва переступив порог. - Она студентка филфака. Ее скоро убьют.

- Ну и шуточки у тебя! - Возмутилась я.

- Нет, он не шутит. - мелодичным голосом протянула девушка. - Полина, давай лучше я сама все расскажу.

Ее рассказ занял не так уж много времени. Эта история началась примерно три недели назад, и сначала казалась всем ужасно забавной. Прелестным весенним утром две однокурсницы Алены обнаружили в своих почтовых ящиках конверты, на которых печатными буквами были выведены их имена и фамилии. Внутри конвертов лежали записки. Теми же буквами в записках был выведен совершенно одинаковый текст: "Девочка, ты пленила мое сердце. Но ты слишком красива. Мне ты не достанешься никогда. Поэтому не доставайся же ты никому!"

Совершенно офанаревшие девчонки притащили записки в университет и начали показывать сокурсникам. Довольно скоро обе стали всеобщим посмешищем. Посмотреть на них прибегали студенты даже со старших курсов. Все наперебой спрашивали, кто же тот страстный поклонник, сердце которого обе девушки пленили своей красотой. Девчонки, не на шутку обозлившись, попробовали было вычислить насмешника, но потерпели неудачу.

Через две недели страсти вокруг записок улеглись, над девушками наконец перестали смеяться. А неделю назад университет потрясла новость: в воскресенье, когда сдружившиеся на почве нервного потрясения девушки гуляли по улицам тихого центра, их, не говоря худого слова, застрелили. Экспертиза установила, что стреляли из винтовки с оптическим прицелом. Видимо, снайпер сидел на крыше старинного шестиэтажного дома. Сама винтовка обнаружена не была. Весь курс начали таскать на допросы, и у девчонок, и у парней брали образцы почерка, но увы...

- Потрясающая история. - Выдохнула я. - А ты-то каким боком в ней замешана?

- Примерно через два дня после девчонок я тоже нашла в своем почтовом ящике конверт. Со своим именем и фамилией. Естественно, тоже печатными буквами. А в конверте - записка. Я просто тогда никому не стала о ней говорить, чтобы тоже не стать посмешищем. А сейчас… Как ты думаешь, мне не о чем беспокоиться?

- Так надо в милицию бежать, пусть защиту дают!

- Так сразу после убийства девушек и побежала, - усмехнулась Алена. - Во-первых, мне сказали, что от снайпера ни один телохранитель не убережет. А потом спросили, на какое время мне потребуется защита? На день, на неделю, на месяц, на год? Когда этот снайпер, будь он неладен, приступит к делу? Что мне было отвечать?

- Сказала бы, пожизненно! - раздраженно проворчала я. - Ладно, покажи записку. Может, чего умного посоветую.

- Сама записка в милиции. Но я тебе ее на память процитирую, там не так уж много текста. "Сладенькая моя, ты уже созрела. Скоро я увижу твой последний взгляд и услышу последний вздох".

- Что-то я не поняла. Те две подруги, получившие записки - они как были убиты?

- Выстрелом в голову.

- И ты хочешь сказать, что таким странным способом сексуальный маньяк расправляется со своими жертвами? Да для любого маньяка главное - полюбоваться на мучения жертвы вблизи. Поэтому они либо душат, либо режут несчастных. Даже по записке ясно - ему надо все и увидеть и услышать, понимаешь ли. А какой же тут кайф - пару минут поглядеть на жертву через оптический прицел?

- А ты у нас специалист по маньяками?

- Да вот одного лично обезвредила, - скромно потупилась я. - Пашка, живо подтверди!

Бедняга с энтузиазмом закивал головой.

- Ну и что с того, - не сдавалась Алена. - Улики налицо. Сначала девчонки получают записки, а через две недели их убивают!

- Да подожди ты со своими уликами. А если это просто совпадение? Какой-то извращенец пишет письма, а посторонний киллер стреляет...

- В смысле, бригадный подряд у них такой? Ты сама-то в это веришь?

- Ну хорошо. А если предположить, что у извращенца, пугающего девушек, есть кровный враг. Он узнает про письма, и убивает адресаток. Ну, чтобы извращенца подставить.

- Так чего же не подставил? Он сначала собирается пол-города перестрелять? - Алена изумленно вытаращила на меня глаза. Я не решалась встретиться с ней взглядом. Ежу понятно, моя логика хромает на обе ноги. Скорее всего, анонимщик и есть убийца. Но даже если это разные люди, то что это меняет? Приходится признать, что Алену, скорее всего, вот-вот пристрелят.

- Не знаю даже, что и сказать. - Наконец разродилась я. - Чем я могу тебе помочь?

- Я хочу нанять тебя, ну, как охрану. - Так же неуверенно пробормотала Алена. - Паша сказал, что ты очень храбрая и решительная. А если мы всюду будем ходить вдвоем, скорее всего, меня не тронут.

Я так вовсе не считала. Как показала практика, неведомый снайпер с удовольствием стреляет дуплетом. Впрочем, девчонку можно понять, нелегко жить под прицелом. Уж я это отлично понимаю.

- А у тебя что, полно денег? - Чтобы хоть как-то оттянуть время, спросила я.

- Не то чтобы полно, но они есть. Вот два года назад действительно не было, - Быстро заговорила девушка. - Я три года назад, после смерти матери, осталась совсем одна, думала, за долги из квартиры выселят. Мне только 16 стукнуло, я еще в школе училась. Пошла официанткой подрабатывать в одно гребанное кафе, терпела там толстого чеченца, он все под юбку норовил залезть. А потом подумала - а что я так страдаю, у меня ведь папаня имеется! С мамочкой развелся вечность назад, про меня и думать забыл. Так ничего, напомню! И напомнила. Мы два года назад воссоединились. Денег у него, конечно, немного, он уже пенсионер. Но я переселилась к нему, в его "трешку", а свою "двушку" теперь сдаю. И на питание хватает, и даже на учебу. То есть учебу, конечно, почти полностью отец оплачивает.

- А на телохранителя хватит?

- Сто долларов в месяц тебя устроят?

- Нет. Моя жизнь не продается, она дорога мне как память.- Не выдержав такого цинизма, отрезала я.

- Тебе-то что грозит?

- Если меня не подвел слух, тех девушек - ну, которых неделю назад положили - убили одновременно, или я ошибаюсь? Кто помешает маньяку - или нет, уж не знаю - застрелить и нас с тобой вдвоем?

Алена не отвечала. Низко нагнув голову, она смотрела в пол. Плечи мелко тряслись. Паша, с понурым видом сидящий в сторонке, укоризненно глядел на меня своими провалившимися, блеклыми, как будто выцветшими глазами. И чего, спрашивается, пялится? У самого ни работы, ни денег, зато времени свободного полно - вот и защищал бы сестричку! А то меня он, видите ли, отрекомендовал - храбра как лев! Тьфу!

Алена рыдала все сильнее. Я отошла к окну и глубоко задумалась. В самом деле, не могу я так просто выставить эту парочку за дверь. Алену скоро пристрелят, а я потом всю жизнь буду чувствовать себя соучастницей убийства. Нет, надо найти маньяка-снайпера. Опыт розыскной деятельности у меня есть, правда, результаты не сильно впечатляют. Ничего, на ошибках учатся.

- Ладно. - Я резко повернулась в девушке. - Уговорила. Только я буду держаться на некотором отдалении от тебя. Чтобы снайпер нас сразу за пару не признал. Если увижу на крыше несимпатичного дядечку с огромных ружьем, крикну "Ложись". А вообще, я думаю, какое-то время у нас есть. Ну не псих же этот снайпер - стрелять прямо сейчас, когда такой шум вокруг него? Ну вот, мы  как можно скорее должны сами найти стрелка. Иначе, боюсь, не только я, но и дюжина спецназовцев тебя не спасет.