Магазин "Шкуры со всего света" (Капибара)

Магазин "Шкуры со всего света"
- А дальше? – от нетерпения Слюнявчик закрутил хвост, похожий на телефонный кабель, вокруг задней лапы.
- А дальше на этом месте построили большой универмаг, глупыш, - ответила старая крыса. Ее маленькие красные глазки с нежностью посмотрели на внука. Слюнявчику было всего две недели. И он рос смышленым парнем – гордостью крысиной семьи Востроносых.
- Ну, ба! – расскажи про большой универмаг, - требовал Слюнявчик следующую историю. – Обещаю, завтра я съем весь-весь сырный суп. До последней капли! Ну, ба!
- Хорошо, Слюнявчик, будь сегодня по-твоему.
Старая крыса немного слукавила. Она страдала бессонницей, поэтому лишний час общения с внуком, как нельзя кстати приближал утро.
 
- Много лет назад твой прадед по имени Обжорчик служил канцелярской крысой в большом универмаге. На первом этаже универмага плавали в бассейне разноцветные рыбки, на втором – раскрыв хвосты, разгуливали павлины, а на третьем – покупатели ездили туда-сюда в синих автомобильчиках. Эти игрушки с моторчиками, Слюнявчик, создавали много хлопот твоему прадедушке. Автомобили то на хвост норовили ему наехать, то на лапы.
Но самые большие неприятности доставляли Обжорчику дамы со страусиными перьями на шляпах.
Катит такая барышня в авто, руками в перчатках из нежной телячьей кожи держит руль, как тут твой прадедушка ковыляет.
- Крыса! О боже, крыса! – кричит дама и гудит в клаксон синего автомобильчика.
А крыса эта, между прочим, вела всю бухгалтерию универмага.
Но, как говаривал наш дальний родственник крыс Скотик: «От дамочек адекватности ждать не стоит, нет». Прадедушка и не ждал, поэтому большую часть свободного времени Обжорчик отсиживался в магазине «Шкуры со всего света».
О, это был чудесный магазин! Полумрак и запах благовоний. А шкуры, какие там продавались шкуры! На любой вкус и кошелек. Медведь, бенгальский тигр, зебра, козел…Была в этом магазине и шкура вислоухого кабана с Острова Пасхи. Она стоила целое состояние. Шкура пылилась на стене годами, а хозяин магазина все ждал и ждал, когда в «Шкуры со всего света» заглянет несравненная Вивьен Ли. И тогда вислоухий кабан с острова Пасхи ляжет к ее ногам совершенно бесплатно.
В магазине Обжорчику нравилось не только отсутствие пугливых барышень. Твой прадед, Слюнявчик, подслушивал светские беседы, которые вели шкуры со всего света.
- Господа шкуры! Я считаю себя – баловнем судьбы, - как-то сказала шкура медведя. – Я думаю, меня купит молодая пара. Я удачно впишусь в интерьер их квартиры. А потом в семье появится ребенок. Мальчик. Он будет сидеть на мне голой попкой и складывать кубики. В 18 лет мальчик поступит в Гарвард. Его ждет блестящее будущее и президентский пост. А я буду по-прежнему лежать на полу и вспоминать, как согревал голую президентскую попку бурым мехом.
- Это, конечно, блестящая, но не прекрасная судьба, - возразила шкура тигра. - Лично у меня все будет, как в кино. Двое обнаженных занимаются любовью у камина. Женщина стонет от удовольствия и сжимает мой хвост в руке. И тут, как в американском фильме, открывается дверь. В нее влетает разъяренный человек. Это - муж женщины, которая разлеглась на мне. Шевеля усами, муж достает из шкафа ружье и убивает любовников. Снимки публикуют все газеты. На них – обнаженная женщина сжимает мой хвост в руке.
- Хр гван дер банз. Жен луз вру!- что-то непонятное прокричала шкура зебры. Она совсем недавно прибыла из Африки, поэтому могла говорить исключительно по-зулуски.
- Вра, вра! Дыр хвон! – на пафосной ноте закончила свою речь зебра.
И хотя остальные шкуры ничего не поняли, они участливо закивали головами. «Дыр хвон» звучало впечатляюще.
- Господа шкуры, вот вы все мечтаете и мечтаете, а у меня уже все сбылось, - проблеяла шкура козла. – Вы, наверное, и не догадываетесь, но я сшита из шкурок тех самых семи легендарных козлят! Я – легенда!
- Да ну! – удивилась шкура тигра.
- Ну да? – цыкнул зубом медведь.
И только вислоухий кабан с Острова Пасхи висел на стене молча и гордо. Ведь его ждала сама Вивьен Ли! Но говорить хотелось, поэтому кабан стал постанывать, как будто у него заболели зубы…
Твой прадедушка, малыш, конечно не выдержал. Он вышел в центр магазина и сказал:
- Шкуры! Посмотрите на меня. Я – крыс из рабочего квартала. За мою шкуру не дадут и сантима. Вивьен Ли при виде меня упадет в обморок, обнаженная любовница – уронит бокал с вином, а президент велит слугам поставить во всех комнатах мышеловки.
Но при этом я живу. Я ем по утрам сырный суп, днем – веду бухгалтерию универмага. Бывает, приходится убегать от кошек и мерзнуть в подвале от холода. Но я - живой, а вы – шкуры! Расчесанные до блеска шкуры. Мечтающие, чтобы вас хоть кто-нибудь купил. А я не продаюсь, я – свободный крыс Обжорчик. Дрожи, тиран! Дрожите вы, крамольники в изгнанье…
Допеть до конца «Марсельезу» Обжорчику не дали. Рассвирепевший тигр попытался укусить твоего прадеда за хвост.
Отныне Обжорчик отсиживался в магазине «Табак со всего света». Там было тоже весьма интересно. Мужские разговоры мало чем отличались от разговоров шкур. Только у франтов не было хвостов, которые они, хвастаясь, могли пушить…
Ну вот, Слюнявчик, а теперь спать, - зевнула старая крыса.
Крысенок не издал и звука. Ведь он уже десять минут, как спал, посасывая во рту кончик хвоста, похожего на телефонный кабель.